?

Log in

No account? Create an account


В дни столетия Октября отцы основатели российского ТВ разродились "новой" попыткой вправить мозги молодежи относительно взгляда на историю столетней давности. Главный лейтмотив - германские деньги и стремление свести революционный подъем народных масс к деятельности группы заговорщиков. При этом используется сомнительная фигура авантюриста Александра Парвуса (Израиль Лазаревич Гельфанд) теоретика перманентной революции, стремившегося извлечь личную выгоду на крутых поворотах истории (в Османской империи или России).Главное отвлечь обывателя от глубокого вдумчивого отношения к событию потрясшему весь мир. Все также похоже на правду , как персонажи на оригинал))

Преданная революция

Поколению, жадно читавшему стенограммы
Съездов народных депутатов, посвящается…

Если народ, который 20 лет назад мечтал о свободе, сегодня выбирает рабство, если его тошнит от слов «равенство» и «братство», если он скучает, когда говорят о демократии, и засыпает, когда заходит речь о Конституции, то это еще не значит, что вам не повезло с народом. Это значит лишь то, что кто-то этот народ здорово обманул, и теперь он никому не верит.

Первородный грех русской революции

4 февраля 1990 года в Москве прошла самая массовая в истории СССР акция протеста, в которой приняли участие, по разным оценкам, от 300 тысяч до 1 миллиона человек, требовавших отмены 6-й статьи Конституции, закреплявшей доминирующее положение компартии в политической системе страны. Опросы общественного мнения показывали, что требования митингующих поддерживает более половины населения России и более 70 процентов жителей Москвы и Ленинграда. Через три дня, 7 февраля 1990 года, на пленуме ЦК КПСС было принято решение отказаться от руководящей роли КПСС, установить многопартийную систему и ввести пост президента СССР. Это стало прологом будущей революции.

24 декабря 2011 года на самый массовый митинг протеста против «нечестных выборов» пришло, по разным оценкам, от 30 до 130 тысяч человек. Лидерами протеста оказались в прямом и переносном смысле дети тех, кто выводил людей на площади 20 лет назад. Однако никакого развития и по-настоящему массовой поддержки это движение не получило. Буквально через несколько месяцев политическая активность населения пошла на спад, а инициатива перешла к власти. Через год, осенью 2012 года, правительство осуществило очередной цикл конституционных контрреформ, уверенно пустив «под нож» не только «дух Конституции», но и ее букву. Так был дописан эпилог контрреволюции, которая подготовлялась без малого 10 лет.

Почему детям не удалось сделать то, что сумели сделать их отцы? Смею предположить, что это случилось потому, что отцы предали ту самую революцию, которую они совершили. Они разменяли свободу на приватизацию и таким образом выбрали для новейшей России ту судьбу, которую она заслуживает.

Приватизация — это первородный грех антикоммунистической (либеральной) революции в России. Не раскаявшись в нем, Россия никогда не сможет вернуться обратно в русло конституционного и демократического движения. Именно варварская, в равной степени социально безнравственная и экономически бессмысленная приватизация подорвала на многие десятилетия веру русского народа в либеральные ценности.

Парадоксальным образом самые оголтелые сторонники режима и самые отвязные его противники выступают в вопросах приватизации единым фронтом. Приватизация — одна из самых табуированных тем в современном российском обществе. Ее критики неизменно оказываются вытесненными на периферию дискуссии о будущем России. Требовать пересмотра итогов приватизации считается даже более неприличным, чем заявлять о неизбежности революции и диктатуры. Приватизация негласно стала «священной коровой» российского посткоммунизма. Ей молятся и Кремль, и многие вожди Болотной площади. Пришла пора ее зарезать.

Варварская приватизация

Принято считать, что в XX веке Россия дважды, в начале и в конце, пережила крупнейшую политическую и социальную революцию. Однако если большевистскую революцию, вне всяких сомнений, можно считать и политической, и социальной, то сказать такое о перестройке и последовавших за ней катаклизмах язык не поворачивается. То, что это был политический переворот, не вызывает сомнений, а вот то, что это была социальная революция, кажется сильным преувеличением. Власть и собственность в России после перестройки фактически остались в руках того же класса (или мягче — той же элиты), который владел ими до переворота. Изменились лишь формы его политического господства.

К началу перестройки советская элита состояла из номенклатуры, верхушки интеллигенции и криминальных авторитетов. Они же собственно и составили костяк сегодняшней российской элиты. Никакой «социальной революции» в России ни в 90-е, ни в «нулевые» не произошло. Если уж искать настоящего революционера в этом смысле, то им окажется Брежнев, при котором произошло кардинальное изменение в положении «советского дворянства», отделившегося от государства и осознавшего свои особые (частные) клановые интересы. Главный из них состоял в том, чтобы защитить фактическое право распоряжаться государственным имуществом как своим собственным. Приватизация была тем способом, при помощи которого советская элита смогла превратить свое «право де-факто» в «право де-юре».

Апологеты приватизации пытаются поставить знак тождества между нею и признанием права частной собственности, без которого дальнейшее развитие российского (советского) общества было действительно невозможно. На самом деле приватизация в том виде, в котором она была проведена, не имеет никакого отношения ни к развитию института частной собственности, ни к развитию конкурентной рыночной экономики, ни к развитию демократии. Наоборот, всё, что за 20 с лишним лет было достигнуто в России в этих областях, было сделано не благодаря приватизации, а вопреки ей. Если говорить о демократизации общества, то пик этого процесса был пройден еще во времена Горбачева, а с началом приватизации как раз совпало сворачивание демократии. Новая Конституция была написана кровью российского парламентаризма на приватизированной совести нации.

Именно приватизация является демиургом современного российского общества и государства со всеми его проблемами и дисфункциями. Последствиями «ускоренной» приватизации стали парализующее общество социальное неравенство (нашедшее воплощение в постсоветской олигархии) и тотальная криминализация экономической, социальной и политической жизни. Приватизация замедлила все рыночные и демократические реформы в России, а некоторые из них сделала невозможными. Она стала крупнейшей социальной катастрофой со времен большевистской революции и Гражданской войны.

Гангстерская национализация

Нет ничего удивительного в том, что уже к середине 90-х годов прошлого столетия неприятие приватизации большинством населения стало основным лейтмотивом политического протеста. К 1996 году на этой почве даже возникла угроза смены власти, нейтрализовать которую Кремлю удалось только благодаря предательству лидеров коммунистической партии, успевшей к этому времени под шумок «приватизировать» левое движение.

Сегодняшние коммунисты несут наряду с правительством прямую ответственность за все, что происходило в России, начиная с середины 90-х годов. Тряся на словах пыльными тряпками псевдомарксистских догм, они на практике признали итоги приватизации и комфортно встроились в выросшую из нее экономическую и политическую систему. Именно соглашательская позиция коммунистов позволила избежать своевременного пересмотра итогов приватизации, вследствие чего историческое развитие России зашло в тупик. В непосредственной связи с предательством коммунистов находятся и залоговые аукционы, поставившие точку в разграблении страны.

Владимир Путин, придя к власти, незамедлительно предпринял шаги, направленные на закрепление итогов приватизации, в частности, внеся соответствующие поправки в Гражданский кодекс Российской Федерации. В то же время он должен был политически реагировать на мощнейший общественный запрос, смысл которого сводился к проведению ренационализации. Перехват лозунгов протестного движения — дело для Путина не новое. Еще в начале «нулевых» он поднял брошенную ему перчатку и ответил на вызов. Именно к проведению скрытой национализации сводится содержание всей его экономической политики в течение 10 последних лет.

Прямой отказ от приватизации был для Путина невозможен, так как он получил власть из рук тех, кто был главным ее бенефициаром. Поэтому он инициировал «кривую национализацию», при которой собственность формально продолжала оставаться частной, но распоряжаться ею без согласия правительства было уже невозможно. Эта национализация оказалась такой же бандитской, какой была сама приватизация. Государство при помощи спецслужб и с прямой опорой на криминал выстроило систему неформального контроля над предпринимателями, в основе которой лежал экономический террор (право правительства отнять любую собственность у любого собственника, а самого его репрессировать).

«Кривая национализация» — это политический компромисс. С одной стороны, многочисленные рантье, возникшие вследствие приватизации, сохранили возможность и дальше получать свою ренту. Этот паразитический класс даже существенно увеличился в размере, пополнившись многочисленными представителями «силовой бюрократии», не успевшими к «первой раздаче». С другой стороны, все они превратились в условных держателей активов, распоряжающихся ими с разрешения правительства, которое накладывает на них разнообразные обременения как социального, так и коррупционного характера.

Эта уродливая система, основанная на слегка задрапированном голом насилии, не решая ни одной из проблем, порожденных приватизацией, добавила к ним новые проблемы, ставшие следствием порождаемого ею правового беспредела. Именно попытка осуществить скрытую национализацию привела к окончательному превращению России в мафиозное государство. Путин «лечил» Россию, но не вылечил. Своей двусмысленной политикой он лишь загнал болезнь внутрь.

Левая пробка на правой полосе

Возвращение России к либеральной политике возможно через решение задач, которые обычно стоят перед левым движением. После того что реформаторы сделали с Россией в начале 90-х годов, на «правой полосе» образовалась «левая пробка». Теперь на смену «тупику коммунизма» пришел «тупик приватизации».

На первый взгляд ситуация выглядит совершенно безнадежной. Приватизация — это консервант для нынешних экономической и политической систем. Их нельзя изменить, не пересматривая ее итогов. В то же время пересмотр итогов приватизации 20 лет спустя может дать старт к такому жесткому переделу собственности, который ни одно правительство не будет в состоянии контролировать.

Нет ответа и на вопрос о том, где пролегают те нравственные и правовые границы, внутри которых должна проводиться национализация сегодня. Ведь приватизированы были не только сырьевые компании и крупные банки. По всей стране миллионы людей сыграли за 20 лет в «русскую рулетку». И с точки зрения метода приватизация какой-нибудь «Сибнефти» мало чем отличалась от приватизации какой-нибудь овощной базы в каком-нибудь уезде. Более того, могу предположить, что вокруг уездной базы подчас кипели шекспировские страсти похлеще, чем в криминальном романе Абрамовича с Березовским. Но нельзя же повернуть историю вспять и отобрать все овощные базы у их нынешних владельцев. Приватизация повсюду проходила одинаково криминально. Вся Россия покоится на этом шатком фундаменте. Тронь его, здание может просто сложиться как карточный домик.

Трудность задачи, однако, не освобождает от необходимости искать решение. Одно из возможных решений подсказала сама жизнь. Как в известном фильме Гайдая — «Тот, кто нам мешает, тот нам поможет». Экономический кризис 2008—2009 годов подтвердил полное фиаско идеологии и практики приватизации, показав, что значительная доля выросших на этой почве «частных» предприятий экономически несостоятельны и без помощи государства существовать не могут. Раздать имущество в частные руки — не значит создать класс предпринимателей. Да, какая-то часть новых собственников сумела создать эффективные коммерческие предприятия, но большинство все эти годы просто стригло купоны до тех пор, пока кризис сам не постриг их как овцу.

Сегодня правительство, как в советское время, через созданные им специальные институты вроде ВЭБ и ВТБ, а также десятками других способов закачивает огромные деньги в формально частные предприятия, искусственно поддерживая их на плаву, спасая от неминуемого банкротства, но при этом не отбирает эти предприятия у их владельцев. В чем же состоит роль собственников этих когда-то приватизированных предприятий? В том, чтобы перекладывать в свой карман часть выделяемых государством средств. Трудно представить себе более абсурдную ситуацию. В этом случае паразитическая природа российской олигархии становится очевидной для всех.

Но это значит, что ренационализация может быть хотя бы частично проведена за счет простого включения рыночных и конкурентных механизмов. Если вследствие приватизации возникло эффективно работающее рентабельное предприятие, что является скорее исключением, подтверждающим общее правило, то оно не нуждается в национализации. В конце концов, его владельцев со временем можно заставить возместить издержки через выплату налогов. Правда, для этого необходимо вернуться к дифференцированной ставке налогообложения. Но уж если приватизированное предприятие находится фактически на дотации государства (через предоставляемые на нерыночных условиях кредиты, через гарантированный госзаказ или даже через прямые субсидии), то нет никаких оснований оставлять его в руках неэффективных собственников. Национализация частично произойдет сама по себе, если государство прекратит поддерживать на плаву то, что обречено утонуть.

Так или иначе, общество должно защитить себя от паразитического класса, непомерно раздувшегося вследствие приватизации. Он является сегодня главным тормозом исторического прогресса России. Путин был и остается лишь главным защитником и выразителем интересов этого класса. Поэтому оппозиция должна предъявить обществу не программу борьбы с Путиным (путинским режимом), а стратегический план преодоления последствий той экономической, социальной и политической катастрофы, которой стала для России приватизация и которая, собственно, Путина и породила.

Скрытной мафиозной национализации, которую с 2003 года осуществляет Путин, должна быть противопоставлена альтернативная программа открытой и прозрачной национализации, целью которой является не возврат в советское прошлое, а подготовка почвы для создания по-настоящему конкурентной и свободной экономики. Только таким образом либеральная (да и любая другая) оппозиция сможет вернуть себе доверие народа и обеспечить тот уровень поддержки, который имело демократическое движение начала 90-х годов.

Национализация свободы

Парадоксальным образом в России путь к демократии и рынку пролегает через национализацию. Для современной России национализация — это вовсе не левая, а правая, причем радикально либеральная, программа. Задача национализации состоит в том, чтобы вывернуть Россию из того зигзага, в который ее закрутила криминальная приватизация. У меня нет программы национализации, но у меня есть четкое понимание того, что такая программа должна быть подготовлена. Потому что та национализация, которую устроил Путин на паях с кооперативом «Озеро», меня категорически не устраивает. И только потом, когда все завалы будут расчищены, Россия сможет вернуться к идее приватизации, но уже на рыночных и законных условиях.

Необходимость национализации в России обусловлена не столько экономическими, сколько политическими и этическими причинами. Это вопрос сохранения нравственного здоровья нации. И это касается отнюдь не только олигархов, сорвавших на этом деле наибольший куш. Это касается всех и каждого. Потому что в конце прошлого века, так же как и в его начале, вся Россия сладострастно сорвалась в штопор грабежа. Как справедливо заметил по этому поводу Юрий Пивоваров, по всей стране начался «дуван» (сходка для дележа добычи казаками). И если в финансово-экономическом смысле есть разница между хищением какого-нибудь ГОКа и растаскиванием на части какого-нибудь колхоза, то в нравственном отношении между ними никакой разницы нет.

Приватизация была великим искушением, которого русская революция не выдержала. Сегодня всё видится в мрачном свете, и время неподдельного энтузиазма и великого подъема духа, которые сопровождали перестройку, кажется эпохой сплошных заблуждений, вранья и мелочных страстей. Но не надо себя обманывать, люди, которые выходили на Манежную площадь в феврале 1990 года, действительно стремились к свободе и верили в нее. Однако спустя всего несколько лет они приватизировали свою свободу, превратили свободу в частный промысел. Чтобы народ снова поверил в свободу, ее надо национализировать. Как и всё украденное.



Владимир Пастухов "Новая газета"

ВЫПУСК № 1 ОТ 9 ЯНВАРЯ 2013

Леночка!

71781579

        В 8 классе меня посадили за одну парту с девочкой. Само по-себе  это обычное явление для советской школы , если бы не одно обстоятельство: была она рыжей  и звали её Лена. Я расстроился , - " в классе  полно  нормальных девчонок,  а тут подсунули рыжую!" У неё были огненные волосы, аккуратно заплетенные в длинную косичку, прямой нос,  серые глаза , бесцветные брови и ресницы, губы, размазанные  на, усыпанном веснушками, лице и ,самое страшное  неровные верхние зубы, отчего она почти не улыбалась, а при разговоре, намеренно, опускала верхнюю губу, чтобы скрыть это уродливое нагромождение. Она была из обеспеченной военной семьи; отец преподавал в суворовском училище, а мама  учила французскому будущих офицеров.  Это тихое, воспитанное создание  , казалось, было создано для того , чтобы её не замечали и не задевали. И я, часто, забывал о её присутствии рядом, так она умела использовать свои эти качества, приобретенные , вероятнее всего, в результате воспитания  в той среде, которую принято называть семейным благополучием.
        Не испытывая  особого рвения к обучению, особенно к предметам естественно-математического направления, я всегда вынужден был  искать подсказку когда дело доходило  до контрольных работ...... 

Лица террора

Пятигорск , декабрь 2013, какие добрые лица!

PR20140110210727

В числе задержанных оказался гражданин Азербайджана — Атаев Мурад Гейбулла оглы 1988 года рождения. Также были схвачены Хализов Рамазан Владимирович, 1983 года рождения; Хализов Владимир Николаевич, 1953 года рождения; Абдулазизов Шамиль Абдулазизович, 1991 года рождения; Газимагомедов Шамиль Газимагомедович, 1988 года рождения; Ибрагимов Магомед Зелимханович, 1991 года рождения.
400px-RIAN_archive_642075_Frontier_station_'Nagurskoye'   

Рождественские праздники провел в горах на лыжах! Обилие белого чистого снега,  масса яркого солнца и  свежего горного воздуха делают этот вид отдыха неповторимым. Все было бы прекрасно,  если бы не утомительная, многочасовая поездка на авто, завершающаяся утомительными серпантинами, спусками и подъемами....

Москва чиновная

Где и как живут «слуги народа». Путеводитель по номенклатурному раю

Квартирный вопрос, как известно, испортил москвичей. Но есть категория столичных жителей, для которых квартирный вопрос — это больше чем крыша над головой или инвестиция. Это — путь в номенклатурный рай, в котором соединены связи, богатство, жизнь, жестко отделенная от тех, кто своими налогами этот рай оплачивает. The New Times составил путеводитель по номенклатурной Москве
34_01.jpg
Символ номенклатурной столицы — Дом правительства на Берсеневской набережной, вошедший в историю как «Дом на Набережной»
По заветам Ленина—Сталина
Собственно, ничего нового путинская элита не придумала. С первых лет советской власти в Москве стали формироваться «гетто» для своих — партийной аристократии. Экспроприированный дом графа Шереметева на улице Грановского, 3 (ныне Романов переулок), особняк князя Куракина на Ленивке, дома на Неглинной, на Знаменке и на Пречистенском (ныне Гоголевский) бульваре (это помимо квартир в Кремле) стали заселяться новым чиновничеством уже в начале 1920-х. 8 кв. метров на человека (в среднем по Москве — 5 кв.м), полная меблировка, белье и посуда — в голодной и разрушенной Гражданской войной стране проживание в этих Домах Советов, как они официально назывались, придавало имяреку статус человека особого. Позже появился и знаменитый дом на Берсеневской набережной («Дом на Набережной»), где квартиры выдавались из расчета одна комната на человека плюс гостиная или кабинет (Москва тогда почти поголовно жила в подвалах и коммуналках) плюс свой клуб, кинотеатр, спортзал, универмаг, прачечная, амбулатория, почта, детский сад.
Приоритеты брежневского застоя
В брежневские времена традиция номенклатурного жилья продолжилась с новым размахом. Дома стали делиться на «совминовские» — для чиновников правительства (Совета министров) и «цековские» (ЦК КПСС), где обитали вершители судеб со Старой площади. «Дом на Набережной» уже не котировался — там почти на каждой квартире можно было вешать табличку: «жил до (месяц) 1937-го — расстрелян (месяц) 1937, 1938 и т.д.» Но улица Грановского по-прежнему сохраняла статус «для своих». Самым престижным был девятиэтажный дом на Кутузовском, 26: тут этаж занимал генсек Леонид Брежнев, этажом выше жил глава КГБ и будущий генсек Юрий Андропов, этажом ниже — глава МВД Николай Щелоков. Из других топовых номенклатурных домов — Леонтьевский переулок, 15 (здесь жил член Политбюро и министр обороны Дмитрий Устинов), весь периметр вокруг Патриарших прудов: на Большой Бронной, 19, квартировались будущий генсек Константин Черненко и главный идеолог Михаил Суслов, на углу с нынешним Ермолаевским переулком (тогда улица Жолтовского) до последних своих дней жил бывший председатель КГБ, один из руководителей переворота 1964 года (смещение Никиты Хрущева) Владимир Семичастный. Было номенклатурное гетто на Спиридоновке (тогда улица Алексея Толстого) — там обитал председатель Верховного Совета СССР Николай Подгорный, на улице Косыгина (в 1970-х она называлась Воробьевское шоссе, и в доме № 8 жил глава советского правительства Алексей Косыгин), возле метро Кунцевская — это уже для партийных чиновников рангом пониже. Номенклатурные дома имели свой стиль: неприметные с фасада, эксклюзивные внутри — консьержка, лифт с зеркалами, в подвале — бомбоубежище, просторные комнаты, зала, комната для прислуги, гардеробная, высокие, под четыре метра, потолки, два санузла, большая прихожая, кухня, толстые стены, панорамные окна — не чета хрущевкам, где площадь всей квартиры была как одна комната в чиновном доме.
Karta.jpg
Москва Ельцина
Переезд в номенклатурный дом всегда не только подчеркивал привилегированное положение новосела, но и давал полезные связи среди соседей, гарантируя продвижение по госслужбе. Еще в советское время лифт с зеркалами становился лифтом карьерным.
В перестройку борьба с привилегиями стала знаменем времени. Тощий бюджет и низкие цены на нефть стали серьезными ограничителями на строительство чиновного жилья. Ельцинская номенклатура переместилась на дачи, оставленные советскими партийными аристократами — Барвиха, Жуковка, и советским чиновным людом — Архангельское, Петрово-Дальнее и т.д.
Знаменитый «ельцинский дом» на Осенней улице, 24, корп. 2, в Крылатском, в нескольких километрах от выезда на Рублевку, появился почти случайно. Тут был старый недострой (его затеял личный врач многих генсеков и глава 4-го управления Минздрава СССР — спецмедицина для советской номенклатуры, Евгений Чазов), он приглянулся то ли самому Ельцину, то ли кому-то из его охраны, в итоге 24-квартирный дом довели до ума: на последнем, шестом этаже поселился сам Борис Ельцин, на других этажах — Грачевы, Барсуковы, ненавидевшие друг друга Гайдар и Коржаков, писатель-затейник Задорнов, сам глава Управления делами президента Павел Бородин и т.д. Говорят, президент страны сам отбирал себе соседей. Квартиры были достойные (364,1 кв.м — такой квартирой, согласно данным Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии, по сию пору владеют семьи Ельцина — Дьяченко), но жизнь тут не заладилась: соседи, ненароком оказавшись в одном лифте, отворачивались друг от друга. Но для Пал Палыча Бородина, как главного распорядителя номенклатурной собственности, это была отмашка: демпартминимума больше нет. К концу 90-х квартиры от Управления делами президента получали уже до двух с половиной тысяч человек в год. Ареал расселения во многом повторял брежневские традиции: Центральный округ, юго- запад, запад столицы — на карте (стр. 36) отчетливо видно, что восток и север чиновников не прельщали.
Так, в ЦАО в 1998-м был выстроен по индивидуальному проекту дом по адресу: Трёхгорный вал, 12, стр. 2, — его называли «депутатским», хотя из депутатов там — разве что Станислав Говорухин. Под одной крышей с ними оказались тогдашние министр юстиции Павел Крашенинников, сельскохозяйственный министр Алексей Гордеев, руководитель Департамента отраслевого развития правительства Владимир Ампилогов и прочая номенклатура второго ряда. Четырехкомнатная квартира в 200 метров здесь и сегодня идет по $3 млн.
На Тихвинской, 4, в районе Новослободской (тоже Центральный округ) поселились судьи Конституционного (включая его председателя Валерия Зорькина) и Верховного судов, заместители руководителя администрации Бориса Ельцина и его помощники. Позже, впрочем, ненадолго, здесь обосновались и путинские министры — Рашид Нургалиев (министр внутренних дел с 2004 по 2012 г.) и Леонид Рейман (министр связи с 1999 по 2008 г.), главный президентский психотерапевт Алла Радченко и прочие крупнокалиберные лица. И даже Дмитрий Медведев, который в ноябре 1999-го был назначен замруководителя аппарата правительства. Нынешний заместитель секретаря путинского политбюро — Совета безопасности — Нургалиев и помощник премьера, а совсем недавно борец с вином и шпротами Геннадий Онищенко владеют здесь жильем до сих пор, а вот Медведев своего угла на Тихвинской лишился. По документам его четырехкомнатная квартира на Тихвинской еще в декабре 2008-го перешла в руки некоего Александра Борисова. Учитывая, что доходов от продажи этой недвижимости ни в одной из деклараций Медведева обнаружить не удалось, остается сделать вывод, что 174,4 кв. метра он не продал, а просто подарил. И подарок получился роскошным: аналогичные количество комнат и метров в этом доме стоит порядка 75 млн рублей.
34_02.jpg
В доме на улице Академика Зелинского, 6, Владимир Путин получил свою первую московскую квартиру
Сам Владимир Путин перебрался в Москву из Питера во второй половине 1990-х, после того как Анатолий Собчак проиграл выборы мэра Санкт-Петербурга (а Путин возглавлял его предвыборный штаб). Сначала, как рассказывают, он ютился у будущего премьера, потом главы разведки Михаила Фрадкова, а позже, став сотрудником Пал Палыча Бородина (он отвечал за советскую собственность за рубежом), поселился в доме Управления делами президента на юго-западе — улица Академика Зелинского, 6. Путин до сих пор указывает тамошнюю квартиру в декларации как находящуюся «в пользовании». Правда, почему-то, упоминает 153,7 кв. м вместо зафиксированных Росреестром 152,2 кв. м. Разница в полтора метра формально невелика, но в денежном выражении она потянет на миллион с лишним рублей. Путин на Зелинского давно не живет, что не замедлило сказаться на качестве охраны. Несколько лет назад домушники даже «распечатали» здесь квартиру Анатолия Чубайса. «Раньше, говорят, за домом ФСО присматривала, а теперь…» — поделилась с автором одна из местных жительниц. Однако риелторы по-прежнему напирают: «Дом Управления делами президента. Престижное место. Красивый подъезд с просторными холлами. В холлах специальные шкафы для хранения вещей (каждой квартире принадлежит свой шкаф-кладовая). Солидные соседи. Элитное окружение…»
В Центральном же округе, в Хамовниках, появился и другой дом — по адресу: Несвижский переулок, 12, корп. 1. Здесь в 1999-м обосновалась Валентина Матвиенко, в то время вице-премьер по социалке, а ныне глава Совета Федерации: четыре комнаты общей площадью 209,8 кв. м и стоимостью около 150 млн рублей. «Презентабельная входная группа и лестничные приквартирные холлы. Респектабельные серьезные соседи», — рекламируют этот дом агентства по продаже недвижимости.
Среди соседей были семьи Виктора Геращенко (он тогда возглавлял ЦБ), Сергея Степашина (до недавнего времени — председатель Счетной палаты), Сергея Кириенко (премьер дефолта 1998 года, а ныне глава Росатома). Уже во время второго срока Путина, в апреле 2007 года здесь поселился и сын Владимира Кожина, который сменил на посту начальника Управления делами президента могущественного Бородина: согласно кадастру, Игорю Кожину здесь принадлежит семикомнатная квартира в 302,5 метра.
34_03.jpg
Дом в Хамовниках утерял свой прежний номенклатурный престиж
Москва путинская: первый срок
С приходом в Кремль Владимира Путина и массовым переездом в Москву его питерских друзей и друзей друзей дом в Хамовниках потерял свой номенклатурный блеск, и ельцинская номенклатура, сохранив права собственности, оттуда по большей части переехала. Появилось много случайных людей, естественно, с большими и очень большими деньгами, но совершенно иного круга. По словам супруги самого остроумного главы ЦБ за всю историю России Нины Геращенко, на их лестничной площадке сменилось уже несколько владельцев: «Один был, говорят, директором рынка в Лужниках — его ребята-охранники на полу под дверью сидели».
Новая каста обосновалась по другим адресам и стала делиться по тем, кто живет за пределами Садового кольца и внутри него — то, что иногда именуется «тихим центром».
Сначала путинские селились неподалеку от Краснопресненской набережной — в жилом комплексе по адресу Рочдельская, 12, стр.1, но теперь здесь, естественно, после того как квартиры были приватизированы, дорогими метрами владеют их жены и дети, как, например, дочь мэра Сергея Собянина или дочь бывшего министра обороны Анатолия Сердюкова: своей Наташе, которая, правда, живет в Санкт-Петербурге, Сердюков отдал 293,6 кв. м, а сам теперь ютится в 1000-метровом особняке ФСО на Косыгина, 67. Его тесть и бывший недолгий премьер Виктор Зубков записал свою «трешку» в 153,6 кв. м на вторую половину. Генеральный прокурор Юрий Чайка оформил жилплощадь на жену и младшего сына. Нынешний мэр Санкт-Петербурга Георгий Полтавченко — тоже на сына (200,6 м). Как и бывший министр по экономике, а ныне глава Сбербанка Герман Греф. Глава РЖД Владимир Якунин сделал подарок внуку. По-прежнему по документам здесь живет в пятикомнатной квартире глава администрации президента Сергей Иванов, помощник президента, в прошлом министр образования Андрей Фурсенко, глава КС Валерий Зорькин и куча отставников — от бывшего начальника Генштаба Юрия Балуевского до бывшего вице-премьера Александра Жукова. Распрощался с Рочдельской глава СВР Михаил Фрадков — согласно его декларации за 2012 год, у него теперь явка где-то в тайном доме, но метражом 587 кв. м. Переехал и глава ФСКН Виктор Иванов, и «Дума не место для дискуссий» Борис Грызлов, в Гагаринском переулке, возле Пречистинки теперь живет и «олимпиец», вице-премьер Дмитрий Козак: его две квартиры на Рочдельской записаны ныне на компанию «Эко Инвест». А квартира нынешнего главы Совета безопасности Николая Патрушева в базах Росреестра и вовсе записана на некие аббревиатуры «ЗАП. № 2005/77-18-33 ДСП ОТ 29.07.05 Г. СЛ». Короче, был самый престижный номенклатурный дом — с индивидуальным кондиционированием, собственной системой очистки воды, огороженным двором, круглосуточной охраной и «панорамным видом на гостиницу «Украина», Москву-Сити и во внутренний двор», но весь вышел — по цене $17 тыс. за каждый элитный квадратный метр.
34_04.jpg
«Дом правительства» эпохи первого срока Путина на Рочдельской, 12, стр. 1, теперь правильнее было бы назвать «Домом наследников»
Москва путинская: 2004 и далее
Номенклатура переехала поближе к Кремлю: Шведский тупик, 3, дом Управления делами президента — вот что теперь суперстатусно и суперпрестижно: $50 тыс. — за 1 кв. м. или более полутора миллионов рублей — стоимость квартиры в каком-нибудь областном центре. Сегодня это — самый дорогой дом страны. Причем цены диктует не столько даже место — естественно, центр, естественно, внутри Садового кольца, возле Тверского бульвара, сколько табличка на рабочих кабинетах жильцов.
Одно из агентств элитной недвижимости выставило в этом году на продажу здешнюю десятикомнатную квартиру: «Два камина, SPA-зона, включающая турецкую и финскую сауны, бильярдная, две гостиные, кухня-столовая, пять спален с с/у и гардеробными, кабинет». За $50 млн в Шведском тупике предложили не только 1000 квадратных метров «с большими террасами и панорамными видами на Кремль, храм Христа Спасителя, Москва-Сити», но и статус соседа наиболее влиятельных в стране персон.
34_05.jpg
Шведский тупик, 3, — самый дорогой многоквартирный дом в России: рыночная цена 1 кв. м — $50 тыс.
Одни фамилии чего стоят: Лавровы, Сечины, Кудрины… У кого-то сразу по две квартиры, как у главы госкорпорации «Ростех» Сергея Чемезова (у него здесь рядышком семья бывшая и семья нынешняя) и вице-премьера, руководителя аппарата правительства (а раньше, с 1999-го по май 2012-го — помощник президента РФ по внешней политике) Сергея Приходько. На кипрский офшор Infotarget Consultants Ltd нефтетрейдера Геннадия Тимченко в доме Управделами президента, например, зарегистрировано сразу четыре квартиры. Здесь же поселился гендиректор Первого канала Константин Эрнст: у него тоже две квартиры рядышком. Причем, любопытно, что в документах Росреестра квартиры в Шведском тупике обозначены как двухкомнатные, а метраж (так, например, у министра иностранных дел Сергея Лаврова) — 247,3 кв. м.
Рациональность такого номенклатурного гетто понятна: проще обеспечивать безопасность охраняемых лиц, спецсвязь и глушилки, чтобы враги не узнали секреты Родины и нефтепродаж. У здания есть собственный зеленый сквер, в подъезде — мрамор, на лестницах — дорогие ковры. Кнопки лифта работают от ключа, так что без приглашения к соседям не попадешь. На входе — жесткий пропускной режим. Но самый жесткий фильтр — при заселении: посторонним въезд воспрещен.
Впрочем, среди жильцов попадаются и фамилии широкой публике мало известные. Например, некто Рашад Явер Оглы Джамалов: согласно базе «СПАРК—Интерфакс», он совладелец фирмы ООО «Олимпик Стар» (рестораны, гостиницы, розничная торговля — от хлеба до алкоголя) и «Зария» (розничная торговля фруктами и овощами) — поставщик двора Его Величества?
Есть имена и весьма любопытные, как, например, Нелли Алекперова — интересна она не столько близостью к владельцу «Лукойла» Вагиту Алекперову, но тем, что является совладелицей ТСЖ «Тай» и партнером главного архитектора дворца Путина в Геленджике Ланфранко Чирилло, о котором The New Times много в свое время писал (см. «Параллельная реальность», № 15 от 23.04.2012 г.) Очевидно, что бизнесмены в этот дом попадают, пройдя через жесткий фейс- и бэкконтроль ФСО. Но зачем такое соседство номенклатуре? «Кто-то же должен покрывать застройщику и Управлению делами расходы на такой супердорогой дом: вот для этого и продают квартиры близким бизнесменам, которые за ценой не постоят», — объяснил The New Times один из жильцов. Кстати, управляет домом одна из компаний, связанная с живущим здесь же (ему принадлежат в Шведском тупике две квартиры) известным бизнесменом Арой Абрамяном: по информации журнала, дом строила аффилированная с ним строительная фирма. До этого Абрамян был соседом Путина на улице Зелинского и Матвиенко — в Несвижском переулке: судя по всему, он и является главным строителем Двора.
34_09.jpg
Ванная комната из оникса скоро примет чиновную пару
Второй сорт
Понятно, что начальники не могут жить рядом с подчиненными: это ставит под угрозу принцип жесткой иерархии, обязательный в бюрократической организации.
Для чиновников администрации и правительства рангом пониже есть свои «гетто». Например, дом в Раменках на улице Удальцова, 85, корп. 4, где в списке жильцов и директор ФСИН (в прошлом главный фельдъегерь страны) Геннадий Корниенко, и, что скорее удивительно, глава Мосгорсуда Ольга Егорова, которую, по словам ее соседей, с которыми говорил автор, всегда сопровождает охрана. Здесь же квартира и у недавно назначенного руководителя Службы охраны президента полковника Олега Атеистовича Климентьева. Очевидно, здесь он долго не задержится: за повышением по карьерной лестнице почти обязательно следует переезд. И следовательно, падает престиж чиновного дома. Так, например, когда-то высоко котировался дом на проспекте Мира, 33, корп. 1: там жил Фрадков в бытность свою главой налоговой полиции, жили и нынешние обитатели Шведского тупика Чемезов (в то время он возглавлял Рособоронэкспорт) и Приходько (тогда замглавы администрации президента). Также потускнел и дом на улице Маршала Василевского, 13, корп. 1, после того как оттуда уехал Игорь Сечин: его 209,4 кв. м занял один из заместителей министра не самого ресурсоемкого ведомства — это сразу указывает на уровень чиновного дома. А дом в Протопоповском переулке, 17 («Двухуровневая квартира с новым дизайнерским ремонтом в доме Управления делами президента. 1 уровень — гостиная, кухня, столовая, санузел и постирочная. 2 уровень — спальня со своим санузлом, 2 детские комнаты и свой санузел» — из объявления о продаже), где 181 кв. метр стоит почти 100 млн рублей, и вовсе приобрел скандальную славу: много квартир здесь сдается, причем некоторые, как рассказали источники в Управлении делами… по часам. Такса — 3–3,5 тысячи. Ну чем не «кремлевский бордель»?
34_06.jpg
Дом в Раменках на улице Удальцова, 85: для чиновников важных, но не первой категории
Как появляются такие номенклатурные гетто? Когда-то они строятся по заказу Управления делами президента — как, например, комплекс «Белый лебедь» на Мичуринском проспекте, 6 (100-метровая квартира здесь тянет на $2 млн), когда-то — связи обмениваются на метры. А именно: управление получает разрешение на застройку, что в Москве не просто дорого, а супердорого. По словам одного из бизнесменов, бумагу, на которой стоит подпись мэра Собянина, на строительство одноподъездного дома в Центральном округе на рынке с руками оторвут за несколько десятков миллионов долларов. Понятно, что президентским хозяйственникам с протянутой рукой в мэрию ходить не надо: они получают разрешение, а за это застройщик отдает до 30% квартир. Так, например, чиновники заселились на улице Маршала Тимошенко, 17 («Отделка высококачественной штукатуркой, натуральным камнем и облицовочным кирпичом в бежевом, рыжем и коричневом тонах, панорамные виды на лесопарк и озеро, ландшафтный дизайн, неподалеку выезд на Рублевку», — говорится в одном из рекламных проспектов, цена метра — $10 тыс.), который строила некая ООО ПКФ «Афина ЛТД», и в жилом комплексе «Империал» (застройщик АСН-Инвест) в районе Сокол. Комплекс на Алабяна, 13, корп. 2, пользовался большой популярностью у чиновников администрации президента и аппарата правительства. Охрана, консьерж, подземный паркинг с лифтом, квартиры верхних этажей панорамно остеклены, стоимость метра в зависимости от отделки — 200–400 тыс. рублей.
34_07.jpg
Дом в Протопоповском переулке, 17, приобрел скандальную славу: квартиры здесь сдают
теперь…по часам
Сейчас планируется небоскреб на улице Вересаева, 3, корп. 5, в самом конце Кутузовского проспекта. Документы уже проходят согласования. А Управление делами завершает один из своих проектов на Староволынской улице, 15, неподалеку от места, где находилась одна из резиденций Сталина. В этом жилом комплексе «Ближняя дача» квартиры уже идут с молотка по средней цене $3 млн каждая: «Эксклюзивное предложение. Безупречный пентхаус c дорогой отделкой. Шестиметровые потолки. Единственный в Москве уникальный дровяной камин. Мозаика Sicis из оникса и мрамора в основной ванной, полы из мрамора и массива дымчатого дуба Nolte» — агитируют продавцы.
34_08.jpg
Комплекс «Ближняя дача» готов к заселению
Спецпоселенцы
Далеко не все чиновники мечтают жить среди своих. И действительно, слишком много глаз и ушей, наблюдающих за жизнью высокопоставленных господ, в которой случается всякое.
Вот, например, глава Федеральной службы охраны, генерал армии Евгений Муров: согласно декларации о доходах, он живет в особняке 1914 года, расположенном по адресу: Даев переулок, 31/2, в районе Сретенки. Аналогичная квартира этажом ниже сейчас продается за $2,2 млн. Среди соседей Мурова по Даеву переулку — профессиональная гадалка Наталья Позднова, по данным СМИ, составляющая прогнозы для чиновников правительства, администрации президента и силовых структур. А в Зачатьевском переулке, 11, — это «золотая миля», Остоженка, самый дорогой район Москвы, на его жену записана трехкомнатная квартира 161,8 кв. м и стоимостью до миллиона рублей за метр. А рядом, в роскошном «Купер Хаусе», Бутиковский переулок, 3, в начале этого года поселился полпред президента в Госдуме Гарри Минх (он, к слову, входил в жилищную комиссию аппарата правительства, которая распределяет квартиры). Три фешенебельных корпуса соединены между собой остекленными галереями с рекреационными зонами, а фасады отделаны патинированной медью. 266,6 кв. м Гарри Минха на рынке стоят порядка 300 млн рублей. И это притом что Алене Ярош, три года назад серьезно пострадавшей в ДТП с участием машины чиновника, Управление делами президента выплатило в качестве компенсаций за уничтоженную машину, поломанные ноги и сотрясение мозга менее миллиона, да и то через суд.
34_11.jpg
Сретенка, Даев переулок, 31/2: согласно декларации, здесь живет глава ФСО генерал армии Евгений Муров
Отдельно от коллег по госслужбе поселился и Александр Дзасохов — сейчас он член Комиссии РФ по делам ЮНЕСКО, а когда получал квартиру в Москве — был президентом Северной Осетии: ему приглянулся дом в Филипповском переулке, 8/1, построенный для управления делами «Дон-Строем»: венецианская штукатурка, мрамор и мозаичные панно в отделке, эксклюзивная мебель в холле и бильярдная комната с баром на первом этаже.
А Дмитрий Медведев, еще до того как стал президентом, выбрал комплекс «Золотые ключи-1» на Минской улице, построенный нынешним камбоджийским зэком Сергеем Полонским.
34_10.jpg
Остоженка, «золотая миля»: в Зачатьевском переулке 1 кв. м идет за 1 млн рублей
Откуда дровишки
Как получают квартиры чиновники? А так: еще в 1997 году появился указ Бориса Ельцина «О порядке предоставления жилой площади, находящейся в ведении Управления делами Президента Российской Федерации», а следом и особые правила выделения квартир, согласно которым чиновник, претендующий на квартиру, должен был иметь стаж государственной службы не менее двух лет.
Квартиры москвичам выдавались на условиях социального найма, то есть с правом последующей приватизации. Когда президентом был избран Дмитрий Медведев, приехавшие из других городов чиновники (а Санкт-Петербург за последние 13 лет с точки зрения бюрократии практически обескровлен) так же получили возможность становиться счастливыми обладателями элитного жилья на условиях того же социального найма, то есть с перспективой стать собственниками. «Приватизация квартир, выделенных по договору социального найма, в соответствии с действующим законодательством, продлена до 1 марта 2014 года», — сообщил автору представитель Управделами президента Виктор Хреков.
По закону свои прежние квартиры чиновники обязаны сдать Управлению делами президента, но никто не запрещает переписать их на других членов семьи, чем многие и пользуются. Так, к примеру, министр иностранных дел Сергей Лавров оставил квартиру на Фрунзенской набережной дочери Екатерине. «Кроме того, если чиновник предоставил справку, что либо он сам, либо кто-либо из членов его семьи страдает тяжелой формой хронического заболевания, он может получить квартиру вообще во внеочередном порядке, — рассказал The New Times источник в жилищной комиссии администрации президента. — Одно время в списке болезней была астма, и было забавно наблюдать, как по коридорам администрации президента демонстративно ходят люди с ингаляторами». Когда астму из списка вычеркнули, чиновники чудесным образом пошли на поправку. Правда, в перечне болезней появился энурез…
34_12.jpg
Бутиковский переулок, 3, роскошный «Купер Хаус» открыл свои двери для полпреда президента в Госдуме
Тот же источник объяснил The New Times, почему в документах Росреестра на квартиры в Шведском тупике неизменно указываются двухкомнатные квартиры с метражом 200 с лишним метров. Дело в том, что, когда жилищная комиссия АП или аппарата правительства решают, кому дать квартирку, они исходят из правила, согласно которому на семью из одного-двух человек должна выделяться однокомнатная квартира, на семью из двух-трех человек — двухкомнатная и т.д. А вот метраж в документах дипломатично не указывается.
Однако, понятно, что даже у Управления делами президента на всех чиновников квартир не наберется. Выход — кто бы сомневался! — нашли: с 27 января 2009 года в России действует Постановление правительства № 63, в котором прописан порядок получения субсидии на покупку чиновниками жилья. «Субсидия» — это фигура речи, потому что на самом деле это беспроцентная невозвратная ссуда от 10 до 30 млн рублей.
«Новый класс» — так когда-то знаменитый югославский диссидент Милован Джилас назвал советскую партийную бюрократию. «Это те, кто получает специальные привилегии и экономические преференции благодаря только одному — тому, что имеют монополию на управление». Поразительно, как некоторые вещи в России никогда не меняются.
фотографии: Антон Денисов/РИА Новости, Евгений Фельдман

Канадские труженицы 40х

Канадский Монреаль - "Город грехов" в первой половине 20 столетия   прославился обилием борделей и целой индустрии интимных услуг. Мужское население Америки  устремлялось на север   чтобы удовлетворить свои , запрещенные законом , потребности. DayliMail раскопала в  Archives de la Ville de Montreal материалы по делам самых известных жриц любви и содержательниц борделей.
Выщипанные брови, завитые волосы и нарумяненная губы, один и тот же типаж, но всех их объединяет озорство в глазах.
Кружка Выстрелов из Монреаля?s Дамы и Проститутки в 1940-е годы

Город греха: лицо Марии Shepperd,  была задержана в связи с расследованием по делу о проституции. В то время, Канадский город был ночной Меккой и славится своими борделями

Монреаль?s Дамы и Проститутки в 1940-е годы

Анна Labelle, она же  миссис Эмиль Beauchamp, была самой могущественной мадам в Монреале во время второй Мировой Войны Ее клиентами были часто те же сотрудники полиции, которые задержали ее.

Монреаль?s Дамы и Проститутки в 1940-е годы

Мадам Лилиан Браун (aka Ида Кац), которая была одним из трех наиболее выдающихся владельцев публичных домов , в  черной шапочке и леопардовом пальто ,лукаво усмехается.

Монреаль?s Дамы и Проститутки в 1940-е годы

Мадам Бичамп -  демонстрирует свои конопатые особенности , по сообщениям прибыла в здание суда для ее ареста в " Кадиллак"е, завернутая в норку.

Монреаль?s Дамы и Проститутки в 1940-е годы

Характерный вид: Ирэн Lavallée, арестована в связи с расследованием по делу о проституции, имеет выщипанные брови, завитые волосы и темно-окрашенные губы, которые считались модными в начале 1940-х годов

Монреаль?s Дамы и Проститутки в 1940-е годы

Энни Паркер, которая была арестована в 1941 году в связи с расследованием по делу проституции

Монреаль в те времена  изобилует питьевыми притонами, борделями и игорными домами, потому, что его архитектура и язык, на котором говорят здесь,  все это рассматривалось как продолжение Европы,и придавало ему характер " экзотического отдыха.' " Но после окончания сухого закона  в 1933 г., а также резкого увеличения случаев заболеваний, передающегося половым путем, Монреаль проституток потерял свои экзотическую привлекательность.  Власти города повели решительную борьбу. Рейды были частыми, много арестов, но штрафы ничтожными   и многие содержатели притонов вновь открывали свои заведения, как только с них снимали наручники

Монреаль?s Дамы и Проститутки в 1940-е годы

Ms Дюбуа Slouches и смотрит в камеру бескорыстно, ее глубокие красные губы, темные кудри и карандаш-тонкие брови

Монреаль?s Дамы и Проститутки в 1940-е годы

Ms Blanch, c  характерными приметами на лице для дам с её занятием

Монреаль?s Дамы и Проститутки в 1940-е годы

Руби Тейлор, которая была арестована в 1942 году в рамках расследования в связи с проституцией, - единственная женщина, улыбающаяся  в камеру. Возможно, ее проницательный взгляд,  связан с тем, что среди офицеров, арестовавших её было немало тех ,кто являлся её клиентами

Монреаль?s Дамы и Проститутки в 1940-е годы

Busted: Жизель Рой, который имел псевдоним Мари-Жан Ламберт, арестовали за проституцию в 1941 г.

Монреаль?s Дамы и Проститутки в 1940-е годы

Маргарет Смит несколько раз был арестована между 1941 и 1943 годами

Монреаль?s Дамы и Проститутки в 1940-е годы

Маргарет Смит, она же Мадлен Ганьон был также арестована в 1942 г.

Монреаль?s Дамы и Проститутки в 1940-е годы

Germaine Жиро, которая была задержана в связи с расследованием по делу проституции, усталая и печальная.
Легальность проституции в Монреале всегда была предметом споров, но во время второй Мировой Войны, она была наиболее распространенным занятем

Монреаль?s Дамы и Проститутки в 1940-е годы

Тяжелые времена: Лина Тони был арестована в декабре 1941 за владение двумя борделями по той же дороге. Темные мешки под глазами, и мужская, растрепанная стрижка  свидетельствует о потерях, с которыми ей пришлось смириться

Монреаль?s Дамы и Проститутки в 1940-е годы

Беспечная: Delicato Bizante Люси, одной из трех главных дамы в Монреале.

Лучшие киноработы актрисы.
1. Никогда не говори "никогда". В этой картине Бейсингер снялась в 1983 году. Это очередной фильм из серии о Джеймсе Бонде. Актриса сыграла роль девушки Бонда. Партнёром по съёмочной площадке стал сам Шон Коннери. Этот год стал переломным в актерской карьере Бейсингер.
Кадр из фильма "Никогда не говори "никогда"
Кадр из фильма "Никогда не говори "никогда" Фото: kinopoisk.ru

2. 9 1/2 недель. В 1985 году Ким снялась в одной из главных ролей в фильме "Девять с половиной недель". Этот эротический фильм пользовался большой популярностью, хотя сборы в кинотеатрах были достаточно скромны — 6,4 млн $, но благодаря продажам фильма на видео, Бейсингер получила ощутимый доход.

Кадр из фильма "9 1/2 недель"
Кадр из фильма "9 1/2 недель" Фото: kinopoisk.ru

3. Свидание вслепую. В 1987 году актриса снялась вместе с Брюсом Уиллисом в комедии "Свидание вслепую". Работа над этой картиной впервые принесла Ким семизначный гонорар – 1 млн долларов.

Кадр из фильма "Свидание вслепую"
Кадр из фильма "Свидание вслепую" Фото: kinopoisk.ru

4. Моя мачеха – инопланетянка. В 1988 году Ким снялась в главной роли в фантастической комедии, где сыграла сексуальную инопланетянку с секретным заданием — совратить физика и добраться до его исследований, в которых содержится ключ к спасению ее планеты. Чтобы исполнить роль Селесты, Ким Бейсингер отказалась от возможности сыграть Сару Тобиас в фильме "Обвиняемые".

Кадр из фильма "Моя мачеха – инопланетянка"
Кадр из фильма "Моя мачеха – инопланетянка" Фото: kinopoisk.ru

5. Бэтмэн. В 1989 году Бейсингер сыграла подругу Бэтмена в фильме режиссёра Тима Бёртона. Эту роль актриса получила случайно, так как Шон Янг, которая должна была играть девушку супергероя сломала ногу и роль предложили Ким. В мировом прокате фильм собрал 411 млн долларов, а Бейсингер получила за работу 3 млн долларов.

Кадр из фильма "Бэтмэн"
Кадр из фильма "Бэтмэн" Фото: kinopoisk.ru

6. Привычка жениться. На съёмках фильма Ким познакомилась с Алеком Болдуином, а в 1993 году они поженились. Через год Ким родила девочку (несмотря на желание Алека и Ким иметь сына), которая получила имя Айрленд.

Кадр из фильма "Привычка жениться"
Кадр из фильма "Привычка жениться" Фото: kinopoisk.ru

7. Побег. Через год после свадьбы с Болдуином, Ким сыграла вместе с ним в ленте "Побег", ремейке одноименного фильма 1972-го года, после чего в актерской карьере Бейсингер наступил длительный перерыв.

Кадр из фильма "Побег"
Кадр из фильма "Побег" Фото: kinopoisk.ru

8. Секреты Лос-Анджелеса. В 1997 году Бейсингер исполнила роль проститутки в фильме "Секреты Лос-Анджелеса", за которую получила премии "Оскар" и "Золотой глобус" в номинации "лучшая актриса второго плана".

Кадр из фильма "Секреты Лос-Анджелеса"
Кадр из фильма "Секреты Лос-Анджелеса" Фото: kinopoisk.ru

9. Я мечтала об Африке. В 2000 году Ким досталась драматическая роль в фильме "Я мечтала об Африке". Сюжет рассказывает о рискованной попытке начать жизнь с чистого листа на другом континенте. Денег картина собрала не очень много, однако гонорар актрисы достиг отметки в 5 миллионов долларов.

Кадр из фильма "Я мечтала об Африке"
Кадр из фильма "Я мечтала об Африке" Фото: kinopoisk.ru

10. 8 миля. В этой биографической картине Бейсингер сыграла мать главного героя в исполнении Эминема.Cъемки заняли 58 дней, в них участвовало 150 членов команды и 2500 местных актёров в качестве массовки.

Кадр из фильма "8 миля"
Кадр из фильма "8 миля" Фото: kinopoisk.ru

Являются ли галичане украинцами?   Исторические особенности региона

Начиная с конца 80-хх годов прошлого века,  сложилось так, что призыв к выходу Украины  из состава Советского Союза, затем  враждебность к России, героизация ОУН-УПА исходили из Галиции – небольшого и экономически депрессивного региона, который, тем не менее, претендует на то, чтобы определять внешнюю и национальную политику Украины.  Рассмотрим  подробнее особенности этого региона.

Что можно считать признаком единого народа? Общую историю, религию, язык, обычаи, менталитет. Так вот, по всем этим признакам галичане имеют с украинским народом мало общего, а наоборот, большие отличия.

Исторически сложилось так, что Галиция и остальная Украина оказались в едином государстве только с 1939 года. Кстати, именно усилиями СССР,  который галичане всячески проклинают. До этого же момента регион входил в состав Речи Посполитой, а после ее раздела отошел Австро-Венгерской империи. Политическое руководство Австро-Венгрии заботливо взращивало украинский национализм как противовес национализму польскому, который был более опасен в силу большего количества и более высокой организованности поляков, которые совсем еще недавно (имеется в виду относительно второй половины 19в.) имели свою государственность. Потому движение украинофилов в 19- начале 20 века пользовалось поддержкой властей Австро-Венгрии. Среди галичан были и те, которые ориентировались на Россию – русофилы – но Австро –Венгрии, граничащей с могущественной Российской империей, не нужна была пятая колонна в своей провинции, потому к русофилам отношение было гораздо более жесткое – они притеснялись, а с началом первой мировой войны и вовсе подвергались репрессиям и пополняли первый на территории Европы концлагерь Талергоф, где было уничтожено более 60 тыс. человек. А к русофилам относилась немалая часть интеллигенции и студенчества.

Украинский национализм был взращен  руководством Австо-Венгерской империи в противовес полякам. Австо-венгерское  руководство притесняло, а затем и физически уничтожало русофилов, и поощряло ненависть ко всему русскому. И все это было совсем недавно по историческим меркам – 100-150 лет назад.

Естественно, такой «противоестественный отбор» не мог не оказать своего влияния на формирование менталитета галичан, и истоки современной русофобии, которой подвержена немалая часть населения Галиции, именно в этом.

На основной части Украины, входившей в то время в состав Российской империи, естественно, насаждения русофобии не было и быть не могло.

В религиозной сфере отличия Галиции от основной Украины не менее значимые.

Как известно, подавляющее   большинство украинского народа исповедует православие. Галичане отличились и тут: они в подавляющем большинстве униаты. Что это такое?

В 1956 году в Бресте была принята уния, т.е. скрепленное договором «объединение» некоторой части Православной церкви с католической под  властью папы.

В 1595 году иезуитам удалось уговорить Киевского митрополита Рогозу тайно направить в Рим двух епископов и подписать с папой акт об унии (с признанием вселенской власти папы и «filioque»), которая, по мнению Рогозы, должна была улучшить положение православных, терпящих притеснения от властей и католиков. Православные сочли этот акт предательством и осудили на соборе. Однако Сигизмунд III утвердил акт о принятии унии, после чего Православие в Польше было объявлено вне закона, последовали новые жестокие гонения на верующих, в руки униатов были переданы более 700 храмов и 128 православных монастырей. Все епархии Белоруссиии, Западной и Центральной Украины, включая Киевскую, насильственно присоединены к унии.

После возврата России ее западных земель униаты стали возвращаться в Православие и основная масса униатов (1, 5 млн. ) в 1839 году и остающиеся (50 тыс. ) в 1874 году окончательно с ним воссоединились. Униатство сохранилось лишь в Галиции, отошедшей к Австрии, и других частях Карпатской Руси, находившихся за пределами России.

Одним из символов Украины является казачество – Запорожская сечь, борьба с татарами и поляками, свобода и самоуправление.  Украинские националисты (которых называют «свидомыми»),  в своей пропаганде активно используют этот символ – боевики УПА выбирали себе в качестве кличек фамилии казацких атаманов, каждый «свидомый» считает своим долгом заявить, что мол, мы не омрачим казацкой славы, будем достойными преемниками и т.д.

А теперь вспомним, кто был основным врагом казаков, кроме татар и турок? Против кого были  направлены казацкие восстания 30-хх годов 17 в., и война 1648 года?

Против Речи Посполитой, частью которой была в то время и Галиция. Против унии, против притеснения православия. Сейчас эта самая униатская церковь (Греко-католическая) – основная церковь Галиции.  А Православие там и сейчас притесняется.  Ох и не поздоровилось бы галичанам, если бы сейчас туда вошли отряды  Хмельницкого или Богуна.

В остальной  же Украине Православная церковь и сейчас имеет наибольшее количество прихожан. Как и в России (я рассматриваю только христианские церкви). То есть религиозной общности с основной частью украинского народа у галичан тоже нет.

Ментальные различия населения Галиции и остальных украинцев также значительны. С начала 18 в. в Речи Посполитой   усиливается курс на притеснение православия – православных не назначают на административные должности, они облагаются дополнительными налогами и поборами, даже для  отправления обрядов должны были получать разрешение у католических ксендзов.  Некоторые изменяли вере своих отцов и переходили в униатство, самые  упорные и несгибаемые  переезжали на Левобережье Украины, входившее в Российскую империю.   После разделов Польши и перехода Галиции в состав Австро-Венгрии  притеснения Православия продолжались, тенденция оставалась той же: кто не собирался отказываться от веры, эмигрировал, остальные переходили в униатство.

Кроме религиозного гнета, был гнет и национальный. Да, центральные власти Австро-Венгрии заигрывали с украинцами, но только для того, чтобы иметь противовес полякам. О допуске украинцев к каким-либо серьезным должностям не могло быть и речи.

В экономическом плане также все были немалые проблемы, основная из которых – безземелье значительной массы галицких украинцев.   Проблема была настолько острой, что на рубеже  19-20вв. была даже организована эмиграция галичан в Канаду и Южную Америку.

Самые решительные и не намеренные влачить жалкое существование  людей второго сорта уехали. Остальные остались.

Таким образом, к началу 20 вв. среди украинцев  Галиции сформировалась особая общность – изменившие своей религии, согласные терпеть национальное угнетение, отсутствие возможности сделать карьеру  и нищету. Кто был не согласен -  уехали – кто в Россию, кто в эмиграцию. Остались согласные на роль людей второго сорта.

На остальной части Украины все это время подобных проблем не было. Православие было государственной религией Российской империи, украинцев по национальному признаку никто не притеснял, (достаточно посмотреть на количество высших чиновников России – выходцев из Украины).  А плодородной земли после захвата Крыма и овладения Новороссией было столько, что русское правительство даже зарубежных колонистов приглашало. Понятно, что для низших сословий жизнь раем не казалась и в России – крепостное право, военные поселения, налоги и повинности никто не отменял. Но к этому не добавлялся национальный и религиозный гнет, как в Галиции. Мы сейчас не будем обсуждать Валуевский циркуляр и Эмский указ, которые любят приводить «свидомые» как пример угнетения украинцев. Не будем потому, что вопрос печатной продукции на украинском языке в системе ценностей подавляющего большинства населения Украины явно не являлся приоритетным.

Мы видим, что менталитет, который вырабатывается под влиянием внешних факторов, у галичан и жителей основной части Украины совершенно разный. В Галиции – религиозные притеснения, национальный гнет, тяжелые экономические условия, отсутствие какой-либо возможности изменить свой социальный статус. Гордые, непокорные и решительные  эмигрировали, остальные остались.

В основной части Украины у ее жителей не было комплекса национального меньшинства – общая религия, отсутствие ограничений на занятие административных должностей, частичная ассимиляция с другими народами, особенно в регионах Слобожанщины и Новороссии тому способствовали.

Что касается языка – отличия между галичанами и украинцами весьма существенны. Причина та же, что и всех остальных отличий – историческая. Нахождение Галиции в составе Речи Посполитой, а затем Австо-Венгрии и Польши (то есть в совершенно другом этнокультурном окружении)  привело к тому, что язык галичанина и язык, скажем, жителя Полтавской области – это два разных языка, носители которых друг друга поймут, но с немалым трудом.  На Правобережной Украине и на Волыни также есть языковые отличия от Юга, Востока и Центра Украины, но не столь ярко выраженные и вполне укладывающиеся в рамки региональных диалектов.  Язык галичан – смесь полонизмов, австризмов,  с другими смысловыми ударениями,  и отличным от украинского языка порядком построения фраз.  Житель основной части Украины с трудом поймет то, что говорит галичанин, особенно если последний говорит быстро.  Житель основной части Украины без труда при необходимости перейдет на русский язык,  и будет говорить не хуже жителя Курской или Воронежской области России. Галичанин говорит на русском с сильным акцентом (такой особенности рады работники московской милиции, которые легко вычисляют галичан, приехавших на заработки в столицу ненавистных им  «москалей»).

Как видим, в языковой сфере у галичан тоже нет идентичности с основной частью украинцев. И украинский язык  жителя Харьковской, Донецкой, Запорожской области гораздо ближе к русскому, чем к галицкому.

Подводя итоги нашего небольшого исследования, мы видим, что регион Галиция и его жители по основным признакам единого народа – общая история, менталитет, язык, религия – не имеют с украинским народом ничего общего.  Галичанам привили русофобию, а основная масса украинского народа к русским относится как к самому близкому и родственному народу, галичане униаты, а украинцы православные (как и подавляющее большинство христиан России), галичане сотни лет были в роли угнетаемого национального меньшинства, украинцы, как и россияне, национального гнета не испытывали.  Украинский язык намного ближе к русскому, чем к галицкому диалекту.

То есть роль, которую пытается сейчас взять на себя Галиция, ее попытки активно влиять на внешнюю и внутреннюю политику Украины, попытки навязать остальным украинцам свои идеалы и своих героев не имеют под собой никаких оснований.  Галичан украинцами можно считать весьма условно. По всем признакам единого народа украинцы ближе к русским, чем к галичанам. Чем раньше галичане поймут, что они не национальная элита Украины, которая вправе определять  направление движения для всех остальных,  а скорее, национальное, религиозное, ментальное и языковое меньшинство, тем лучше будет  и  для них, и для Украины.


по материалам http://pravda.v-teme.com/



Фото: Евгений ФЕЛЬДМАН — «Новая»

Вот уже десять лет Владимир Путин, словно пушкинская царица, смотрится в Украину как в волшебное зеркало, и все эти десять лет строптивое зеркало дает неправильный ответ. Есть на свете другая царевна, которая для Украины всех милее, всех румяней и белее...

Украина интересна для России в том числе и как полигон оранжевых революций. Словно метеорологи, наблюдающие за зарождением тайфунов в океане, чиновники в Кремле уже почти десять лет с тревогой следят за зарождением революций на Украине. Владимир Путин лукавит, когда говорит, что события в Киеве похожи не на революцию, а на погром. Между революцией и погромом нет такой уж большой разницы. Неудавшуюся революцию всегда представляют погромом, а успешный погром впоследствии называют революцией. О том, что же на самом деле случилось на Украине пока судить рано. Но о технологии процесса многое можно сказать уже сейчас. Украина очень наглядно демонстрирует, из чего сделаны революции на постсоветском пространстве.

Урок первый — напряжение имеет значение

Противоречия в обществе могут накапливаться долго, но не бесконечно. Сегодня самым популярным ответом на все критические замечания в адрес Кремля в России является пуленепробиваемая фраза: «Ну и что?». Власть полностью коррумпирована — ну и что? Растет недовольство «среднего класса» —  ну и что? Система государственного управления полностью не эффективна — ну и что?

Что вообще может произойти, если от отдельного человека ничего не зависит, если подавляющему большинству нет никакого дела до того, что происходит в стране, если власть подперла себя со всех сторон опричниками, готовыми на любое преступление, лишь бы сохранить свои привилегии, в том числе главную — грабить страну?

В русском подсознании глубоко укоренилась идея, что самодержавный режим может существовать бесконечно долго или, по крайней мере, пока не кончится нефть. Опыт Украины показывает, что все не так просто, и скрытое раздражение может выплеснуться наружу в самый неожиданный момент. Любой пустяк может превратиться в повод для революции, если долго нарастающее внутреннее недовольство существующим положением вещей «срезонирует» с каким-то знаковым событием общественно-политической жизни страны.

Урок второй — падения цен на нефть можно не дождаться

Все надежды адептов российской власти связаны с ростом цен на энергоносители, в то время как их оппоненты мечтают об их падении. Я и сам долгое время был склонен придерживаться подобного взгляда. Опыт Украины показывает, что здесь нет прямой корреляции. Ничего особенного в экономическом положении Украины пока не произошло, а люди уже на улице.  Ни полного обнищания, ни социальной катастрофы для этого не потребовалось. Мне кажется, что роль экономического фактора в механизме возникновения революционной ситуации вообще несколько переоценена. Замечательный историк Юрий Пивоваров однажды блестяще показал, что снижение уровня жизни населения перед революцией 1916 года было куда как более скромным, чем это принято предполагать, и несопоставимым со всем тем, что случилось потом. Вообще бунтуют, как правило, сытые, а не голодные. Голодные слишком заняты для этого — ищут, что бы поесть.

Урок третий — власть сама себе готовит революцию

Никто не может сделать столько для революции, сколько власть. В авторитарном или полуавторитарном обществе, собственно, только у нее и есть рычаги реального влияния на ситуацию. На определенном этапе власть начинает работать в режиме самоуничтожения, сама посылая населению мощные революционизирующие принципы.

Так, администрация Януковича в течение нескольких лет раздувала «проевропейские» настроения в обществе. Таким образом, она добилась важного для себя эффекта — ее перестали рассматривать как марионеточное «пророссийское» правительство. Но одновременно она создала в обществе настроения, так сказать «европейские ожидания», которым впоследствии не смогла соответствовать.

Только как пример (без претензий на прогноз) скажу, что Кремль сегодня раздувает в обществе черносотенную истерию, навязывая всей России взгляды микроскопической маргинальной (архаичной) субкультуры. Рано или поздно настанет момент, когда пастыри не смогут позволить себе по объективным причинам пойти так далеко, как того желает взращенная ими паства. И тогда в России разразится глубокий кризис. А кто этим кризисом воспользуется, это уже другой вопрос.

Урок четвертый — революция начинается, когда власти приходится выбирать между плохим и очень плохим

Можно быть лукавым человеком, можно быть хитрым человеком, можно, в конце концов, быть Януковичем, но рано или поздно наступает день, когда надо принимать окончательное решение. Причем не просто решение, а говорить — «да» или «нет». И в этот день выясняется, что выбирать приходится между «двумя плохими». Потому что ни «да», ни «нет» никого не устраивают. Сказав «да» евроинтеграции, украинское правительство оказывалось в ситуации дефолта через несколько месяцев, если не недель. Сказав «нет» евроинтеграции, оно сразу оказалось в полной политической и психологической изоляции. И в том, и в другом случае оно совершало политическое самоубийство. В этой связи я должен сказать, что даже если бы Янукович подписал соглашение с Евросоюзом, его положение не стало бы намного лучше, чем сегодня. Бунт в стране с галопирующей инфляцией, баснословной безработицей и холодными батареями выглядел бы еще круче.

Урок пятый — нельзя покушаться на мечту

В механизме развертывания революционной ситуации чувство национального унижения играет чуть ли не ключевую роль. Недаром самым привычным профилем для революций являются восстания в странах, потерпевших поражение в войне. Много говорилось, и возможно отчасти справедливо, о рисках экономического партнерства между Украиной и Евросоюзом. Но это не имеет никакого значения, потому что Европа для украинцев не географическая, не экономическая и даже не политическая категория. Европа — это воплощение мечты об ином образе жизни. А Россия, между прочим, не без помощи усилий Кремля, наоборот, стала воплощением постылой нынешней жизни. Поэтому движение Украины от России к Европе носит не рациональный, а эмоциональный характер. Это как порыв, который сродни любви.

Покушаться же на любовь опасно для политического здоровья — что Виктор Янукович и ощутил на себе. Он унизил нацию, и тем вызвал реакцию, на которую мало кто рассчитывал. Конечно, чувство собственного достоинства у каждого народа, как и у каждого человека, развито по-разному. В этом смысле в России болевой порог существенно выше, чем на Украине. Но, тем не менее, и в России где-то есть точка невозврата.

Почему эти уроки для России так поучительны?

Украина сегодня вновь пугает Кремль. Она показывает, какими тщетными могут быть усилия по выращиванию искусственной стабильности. Десять лет назад события на Украине ускорили переход России из «полудемократического» состояния в «полуавторитарное». Сразу вслед за Оранжевой революцией на Украине в России последовали дело «ЮКОСа», конституционная контрреформа и формирование криминально-силового альянса. Есть ощущение, что новая еще более пугающая украинская революция (потому что на этот раз она носит откровенно антироссийский и антипутинский характер) может спровоцировать переход от «полуавторитарного» к «полутоталитарному» режиму.

Если это произойдет, то самые печальные последствия Майдана наступят вовсе не для Украины, а для России. Украина, конечно, пройдет через свой Армагеддон, то есть через феерический экономический кризис и даже попытку раскола страны. Но у нее, как ни странно, есть весьма неплохие шансы после этого подняться, потому что сама по себе украинская мечта жить в цивилизованном обществе не так уж плоха, и популярна она не только на западе Украины, как это многим в Москве кажется, но и на востоке страны. Хотя угроза распада страны для Украины реально существует, но слухи о ней все же несколько преувеличены. А вот в России «полутоталитарный» режим будет, вполне возможно, шагом к действительному распаду страны. В лучшем случае — после завершения политической карьеры Владимира Путина, в худшем — не дожидаясь ее окончания.

Впрочем, революционная болезнь может оказаться действительно заразной. А что, если вдруг выяснится, что у русского народа совсем другая мечта, чем у тех, кто сегодня прописался в Кремле? Предположим, что и в России девяносто процентов населения мечтает жить не в огражденном частоколом ракет оплоте православного бандитизма, а в цивилизованном обществе с правовым государством, контролируемой властью и справедливым распределением доходов, и Майдан станет поводом задуматься об этом. Борьба украинцев за свой европейский выбор может заставить русских осознать, что у них самих, в общем-то, есть такой же выбор.

Profile

mayikovskiy
mayikovskiy

Latest Month

November 2017
S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by yoksel